Войти

Регистрация

Пресса и интервью 

Антон Полюткин рассказал о жизни в Болгарии
11 Июль 2019 - 11:41   Комментарии - 0

Антон Полюткин рассказал о жизни в Болгарии

Футболист Антон Полюткин начал заниматься футболом в Набережных Челнах, в 14 лет селекционеры московского ЦСКА разглядели талант в юном игроке и предложили переехать в столицу.

Антон прошел школу армейского клуба, поиграл против «Арсенала» и «Челси», жил в Болгарии и Молдове. Последний сезон челнинец провел в Новосибирске, защищая цвета местного клуба «Сибирь». Сейчас 26-летний футболист проводит свой отпуск в Набережных Челнах.

Корреспондент «Вестей КАМАЗа» встретился с футболистом, чтобы узнать, как живёт молодая спортивная звезда из Челнов.

- Как ты начал заниматься футболом?

- В первом классе хотелось чем-то заниматься, цели идти в футбол у меня не было. Бабушка и дедушка решали, куда меня отдать. Бабушка была за музыкальную школу – она находилась через дорогу от дома; а дедушка хотел отправить на дзюдо. В секции дзюдо позанимался месяца три, а под конец учебного года в школу пришел тренер, который, как оказалось потом, собирал детей на футбол. Он проверял наши данные, кто как прыгает, бегает и прочее. В итоге из класса четверых отобрал и сказал приходить на тренировки: «понравится - будете заниматься». Понравилось, втянулся и начал ходить.

Кстати, мой первый футбольный матч, когда я пришел на стадион, была игра «КАМАЗа» с «Уралмашем». Тогда «КАМАЗ» вроде бы 5:1 выиграл, потом начал активно посещать игры. Моим кумиром в той команде был капитан команды Павел Табаков, игравший под 22-м номером. Когда нам первый раз раздавали форму, я хотел взять себе 22-й номер, но был только до 21-го, в итоге взял 20-й и по сей день стараюсь брать этот номер во всех командах.

- Почему ты стал именно защитником?

- В детстве, когда занимаешься футболом, нет позиции, как таковой. Наверное, тренер увидел во мне что-то эдакое. Меня пробовали и в центре полузащиты, даже пару раз центрального нападающего играл: это делали для того, чтобы разнообразить мои качества, чтобы я развивался. Нравилось стоять на воротах зимой, я выходил во двор, брал старые кожаные бабушкины перчатки и вставал в ворота. Всегда, когда играли с ребятами зимой, стоял на воротах. В лет 10 уже за мной закрепилась позиция центрального защитника.

Еще был интересный случай на стадионе «КАМАЗ», когда я подавал мячи игрокам. Тогда наши футболисты играли с «Ладой» из Тольятти и вели со счетом 1:0. Вратарь «КАМАЗа» Андрей Новосадов говорит мне, чтобы я подавал мячи помедленнее и только ему в руки. Значит, уходит мяч, я беру его и иду спокойненько к линии, вижу, что нападающий из Тольятти бежит и хочет мяч у меня забрать, я поворачиваюсь, и он меня толкает в спину. Тут за меня Новосадов заступился, наорал на него, потом подмигнул мне, мол, молодец, все правильно сделал. Я тогда испугался - толкать начал, вдруг еще бить начнет. Так что первый «боллбой», которого ударили, был я, похоже.

- Как ты оказался в ЦСКА?

- В Нижнекамске проходил Всероссийский турнир по футболу среди юниоров «Кубок Винникова». Сыграли там с ЦСКА, проиграли тогда со счетом 2:1. Потом ко мне подошел селекционер и говорит, что ты нам понравился, хотим пригласить тебя в Москву на просмотр, дай нам свои данные. Вернулись обратно в Челны, тренер говорит: тебе и твоим близким решать, такой шанс бывает раз в жизни. Мне тогда 14 лет было. Дома поделился, у бабушки слезы – куда тебя одного отпущу, а дедушка с отцом спокойно восприняли – если хочешь, поедем. Потом отец и дед пообщались с тренером, бабушка «сдалась» и через месяц я поехал на неделю в Москву. Потренировался, сказали, что подхожу. Но так как чемпионат Москвы уже шел, заявить не успели, поэтому пригласили в команду ко второму кругу. Потом вернулся в Челны, поиграл в чемпионате Татарстана. А в начале августа 2007-го года уехал в Москву, один. У бабушки много слез было.

- Тяжело ли было адаптироваться к новой жизни? Как тебе далась замена Набережных Челнов на Москву?

- В Москве был интернат: ребята из разных городов жили в одном месте. Первое время было тяжело, по дому очень сильно скучал, но понимал, что в этом ничего смертельного нет, надо расти, развиваться. Адаптировался.

- Как проходило обучение в школе?

- Мы жили в интернате общего ЦСКА, не только футбольного. Футболисты проживали на четвертом этаже, на третьем – хоккеисты и мини-футболисты, на втором этаже жили баскетболисты и борцы – они все учились в одной школе и их возил туда автобус. А наш тренер был хорошо знаком с одним директором школы, и мы через дорогу ходили учиться. Они в спортивной школе занимались, а мы в обычной.

- Во сколько лет ты получил первую зарплату в клубе?

- Мне было 14 лет. Тогда я на руки получил 2 700 рублей. На эти деньги я купил соки, торты - была такая традиция в интернате. А детей там много, так что на все деньги «поляну» накрыл.

- Были какие-то смешные моменты во время учебы?

- В интернате обычно надо новенькими шутили: «спустись на второй этаж, тебя борцы искали». Некоторые спускались, приходят второй этаж, а там такие «рамы» сидят огромные, наши ровесники, но шире в несколько раз. Меня к борцам не отправляли, не знаю почему. Даже интересно, что бы я сделал. Наверное, пошел бы, раз искали.

- Расскажи о переводе в молодежную команду ЦСКА?

- Мне было 17 лет, выпускной год. С выпуска нас человек 8 забрали на сборы с молодежной командой. Помню, мне тогда мне 18 лет исполнилось, мы были в Турции. Все мои дни рождения происходят на сборах. На первом сборе парни, кто постарше, кричали, чтобы в честь праздника облегчили тренировку, но нам не пошли уступки.

- После школы сразу в дубль. Не было ли это резким скачком для тебя?

- Все было постепенно. Сначала играли ребята постарше, нам давали по 15-20 минут играть, потом по тайму. Первые игры я выходил на замену, потом вышел в старте с «Рубином» и отыграл весь матч, после этого еще несколько матчей. Потом у нас было дерби со «Спартаком», где я на третьей минуте получил красную карточку и снова сел скамейку запасных. Уже со второго сезона я стал ближе к основе.

- Ты участвовал в юношеской Лиге чемпионов. Расскажи, как это было.

- Да, очень хороший опыт. Тогда в турнире команды участвовали по приглашениям. С нами в одной группе был «Челси» (Англия), Аякс (Голландия), «Молде» (Норвегия). Сыграть с зарубежной командой всегда интересно. Был здоровый спортивный задор, что что ты не хуже, а может и лучше. Этот турнир показал, что на этом уровне в 19-20 лет мы не были хуже. Мы обыграли «Челси», «Аякс»; в 1/8 финала выиграли у «ПСВ» (Голландия), в четвертьфинале проиграли «Арсеналу» (Англия) со счетом 1:0. Против нас тогда играли Натан Аке (Борнмут, Англия)*, Брат Эдена Азара («Челси» Лондон)* Торган («Боруссия», Германия)*, Лукас Пиазон («Кьево», Италия)*, Серж Гнабри, который блистает сейчас в немецкой «Баварии» и правый защитник «Арсенала» Эктор Бельерин. Вспоминая то время, думаешь, почему так получилось, мы выигрывали – где они сейчас и где мы.


Примечание - в скобках со звездочкой (*) указаны клубы, за которые выступают футболисты сейчас.

- С кем ты пересекался из нынешних футболистов ЦСКА в молодежной команде?

- С Витей Васиным, Аланом Дзагоевым, с Дмитрием Ефремовым, Никитой Черновым – с ним жили в интернате.

Кстати, нам тренеры рассказывали, что в одном из сезонов в последней решающей игре против «Локомотива» предлагали, чтобы за нас сыграл Вагнер Лав, который получил красную карточку в основе. Нам нужно было выиграть, чтобы стать чемпионами молодежного первенства. В итоге тренер отказался, мы проиграли и заняли третье место.

- Поддерживаешь общение с кем-нибудь из бывших одноклубников?

- С Антоном Заболотным иногда списываемся, недавно с Черновым общались, обсуждали прошедший финал Лиги чемпионов – он как раз за «Ливерпуль» болеет, а я за «Тоттенхем».

- Тренировался ли ты с основным составом? Общался с Леонидом Слуцким?

- Когда игроки уезжали в сборную, нас 7-8 человек из дубля отправляли с основной тренироваться. А с полноценным основным составом максимум три тренировки провел. Приходил на занятия, робел, может быть из-за этого не мог показать все, на что способен. Могу вспомнить, что Тошич и Думбия меня с легкостью обыгрывали на двусторонней тренировке. С Леонидом Викторовичем тет-а-тета не было, только рабочие подсказы на тренировках. Он всегда любил пошутить, особенно во время упражнения на координацию , которое мне тяжело давалось: «Палюта, тебя контузило что ли? Делай правильно». Всегда «позитивчик» вносил в тренировочный процесс.

- Почему покинул ряды армейского клуба?

- У меня оставался еще год контракта с ЦСКА, но я понимал, что в первую команду не попадаю, а в дубле уже был «лимитчиком». Начали вместе с агентом поиск вариантов. Когда был в отпуске, в Челнах тренировался с «КАМАЗом», но не подошел им. Хотелось поиграть в «КАМАЗе, но не срослось. Съездил в «Иртыш» из Омска на просмотр, там пробыл три дня – сказали, что ты нормальный футболист, но не лучше наших, нам нужен на голову сильнее. Вернулся обратно в Москву, на тот момент чемпионат уже начался, надо было что-то делать, цеплялся за любую возможность. Появился вариант с командой «Солярис», базировавшейся в Москве. Неделю потренировался там и подписал контракт.

- Как ты оказался в Болгарии?

- Закончился контракт с «Солярисом». Агент нашел вариант с болгарским клубом. Им нужен был русский молодой футболист, центральный защитник. Поехал на просмотр в город Монтана - небольшой городок, дома не выше пятиэтажек, население маленькое.

- Расскажи об особенностях жизни там, как адаптировался?

- Спасло то, что тренер был серб и говорил по-русски. Администратор и начальник команды тоже понимали по-русски, чуть-чуть с ними мог поговорить. У нас в составе был один парень, который три года играл в Азербайджане и выучил там русский язык. Со временем я немного подучил болгарский и уже диалог вел.

Там всегда была отличная погода, тепло, зелено, натуральные поля хорошего качества везде. Условия для футбола шикарные. Жилье предоставлял клуб, мы жили в гостинице, питались там же. До тренировки 5 минут езды. Тренер и ребята ко мне хорошо относились, сейчас зовут в гости на побережье отдохнуть - «встретим, проживание и питание мы тебе устроим». Но я привык отпуск в Челнах проводить.

Болгария - чемпионат одной команды «Лудогорец», которая каждый год в Лиге чемпионов играет. Уровень чемпионата Болгарии, наверное, чуть хуже ФНЛ.

- Почему не остался в Болгарии?

- Я улетел в Болгарию по туристической визе, которая зимой закончилась. Мне сказали делать рабочую визу, чтобы продолжить играть у них. К сожалению, все начало затягиваться, а человек, который должен был помочь, попал в больницу. В итоге клуб ждал меня две недели и потом пришлось обоюдно разорвать контракт, потому что они не могли больше ждать - у них начинались тренировочные сборы. Если бы была возможность, то остался бы в Болгарии.

- Потом была Молдова...

- Да. Сначала ездил в «Балтику» на просмотр, провел двухнедельные сборы, тренеру понравился и он уже был готов меня брать в команду. Но в один момент его уволили, пришел другой - Игорь Черевченко, который сейчас тульский «Арсенал» тренирует. И, все, кто был на просмотре, отсеялись.

Сначала мучился с визой, потом тут две недели - меня не взяли. В России трансферное окно закрывается раньше, тут я уже не могу никуда попасть. И агент предлагает вариант в Молдове, так как там окно еще открыто, поиграю три месяца и перейду потом куда-нибудь. Лучше где-нибудь поиграть, чем дома без клуба «вариться». Прилетел туда, агент мне снял квартиру на три месяца и заплатил за меня взнос как за легионера в размере 300 тысяч рублей, просто только чтобы я играл.

Сыграл за молдавскую команду «Академия» 10-12 матчей. На тренировки нужно было ездить за город на маршрутке или на автобусе с пересадками. Единственное, что я там приобрел - новые знакомства. У нас в команде играл русский парень Ваня Карандашов, с ним сдружились. До сих пор списываемся. Сейчас учится на тренера по физподготовке. Иногда дает мне полезные советы.

- Расскажи, как появился вариант в Новосибирске.

- В контракте с молдавским клубом был пункт, если поступает предложение, то меня отпускают. Агент сообщил, что есть вариант с «Сибирью» и я поехал туда. После того, как я уехал «Академию» расформировали. Подписал контракт с «Сибирью». Провёл там два сезона, даже забил гол в одном матче на 90-й минуте.

 

- Как тебе живется в Новосибирске?

- Новосибирск - огромный город. Когда приехал, была сильная жара, много мошкары. Оказывается, что в июле там очень жарко. Вроде бы Сибирь, холодно должно быть, а тут 30-33 градусов тепла. Первое время на тренировке бежишь - мошкара тебе в рот попадет. Думал, всегда так будет что ли? Тренировались рано утром и вечером, когда уже солнце садится.

А зимой ударяют морозы под 40. Зимние сборы проводили в манеже. На тренировки нас возил автобус, который однажды из-за сильного холода не смог завестись, пришлось пересаживаться в микроавтобусы вместимостью 5-6 человек.

Ещё о морозах. Манеж, в котором мы тренировались принадлежит городу и помимо нас там занимались другие спортсмены. Так получилось, что в один день на вечерней тренировке все было занято. В связи с этим, тренеры решили, что мы будем заниматься на улице. Поставили конусы и прямо на парковке перед гостиницей играли в футбол. Было где-то 25 градусов мороза, утеплились, чем-то намазались, так и играли, не пропадать же дню.

- Расскажи о своих планах?

- Контракт с «Сибирью» закончился. Надеюсь, что агент поможет найти мне подходящий вариант, новую команду.

- Какие команды рассматриваешь?

- Оценивая свои силы, хотелось бы в ФНЛ. Хотя можно и выше попробовать, все-таки 26-30 лет для центрального защитника золотое время - ты уже не молодой, поиграл, опыт накопил.

- Тебе еще далеко до завершения карьеры, но у тебя уже были мысли о том, чем займешься потом?

- Мысли мелькали. Может быть тренером, но пока не могу точно сказать. Скорее всего, будет что-то связанное с футболом.

- Как часто бываешь в Набережных Челнах?

- Каждый отпуск сразу лечу в Челны. Все отправляются отдыхать на юг, а я домой.

- Следишь за челнинским футболом? За «КАМАЗом».

- Да, конечно. В «КАМАЗе» много друзей, знакомых.

- Ребята не зовут в «КАМАЗ»?

- Шутят, давай домой, в «КАМАЗ». А некоторые наоборот, не надо тебе в «КАМАЗ», а то мы уже привыкли по тебе скучать.

- Что бы ты посоветовал юным челнинцам, которые играют в футбол?

- В первую очередь, любить это дело, отдаваться футболу полностью. Жертвовать свободным временем, если хочешь добиться спортивных высот. Главное - не сдаваться!

- Как девушка относится к тому, что ты футболист?

- Отлично. Приходит на все матчи. Она из Новосибирска, сейчас в Челнах со мной - показываю ей город.

- Чем занимаешься в свободное время?

- В основном, дома. Восстанавливаюсь после тренировок. Смотрю фильмы, читаю книги. В выходные отправляемся гулять с девушкой в парк, можем в кино сходить или в гости к друзьям.

- Что самое сложное и самое приятное в работе футболиста?

- Самое приятное - побеждать, готовиться к чему-то и достигать этого. А самое сложное - идти к этой цели, дисциплинировать себя. Сложно понять решение тренера, почему футболист, который не сильнее меня играет, а я нет?

- Есть ли у тебя кумиры?

- Раньше следил за Дэвидом Бэкхемом. Потом начал болеть за команду «Тотенхем» и кумиром стал защитник Майкл Доусон, тоже двадцатый номер, центральный защитник. Мы даже похожи с ним чем-то по стилю игры: хорошо играет головой, у него невысокая скорость.

- Есть ли у тебя футбольная мечта, цель?

- Хотел бы в Премьер-лиге сыграть, а дальше больше. Надо постепенно делать шаг за шагом. Может быть даже в ЦСКА вернуться.

- Самый лучший тренер, с которым ты работал?

- Сергей Викторович Шустиков, который помогал Слуцкому в «Крыльях» и ЦСКА. Он работал главным тренером в «Солярисе». Были знакомы с ним еще по ЦСКА, всегда был на позитиве, с нами общался на равных. Шутил частенько: «Ну что, бандиты? «Барселону» будем устраивать?». Он долгое время играл в Испании и рассказывал, что даже если плохо сыграли, не надо грузиться. В России после поражения мы закрываемся дома, грустим, копаемся в себе. А в Испании совсем наоборот, проиграли, игроки плачут, извиняются перед болельщиками, а после в раздевалке уже музыка играет, шутят, смеются. Надо забыть это и готовиться к следующей игре. Он это перенял и хотел до нас донести. Тренировочный процесс был похож на тот, который был в основе ЦСКА. На данный момент, это лучший тренер, с которым я работал. Он всегда звонил, узнавал, как дела. Кого-то сыном и братом мог назвать. Своей энергией заряжал нас всегда. К сожалению, его нет уже с нами. Зимой 2016-го года он умер.

Ну и конечно же, первый тренер Наиль Спартакович Ягудин. Сейчас он так же тренирует детей, только уже на «Строителе». Занят тем же, чем и занимался тогда, когда меня нашел. Огромные слова благодарности ему за то, что помог раскрыть мои способности. Всегда созваниваемся, следит за моими успехами. На днях общались, спрашивал, как дела у родных и близких. Стараемся видеться, хожу к нему на тренировки, когда бываю в Челнах.

Фото: ПФК ЦСКА, ФК «Сибирь», ФК «Монтана», «Советский спорт», а также из личного архива Антона Полюткина.

Антон Литвиненко, "Вести КАМАЗа" (https://vestikamaza.ru/p/19312)

 

Чтобы написать сообщение необходимо войти.

Количество новостей на странице:
JoomShaper